Блог О пользователеbudara

Регистрация

 

Заяц Лёк и дикобраз


Заяц Лёк и дикобраз

По всей саванне Сенегала странствовал заяц Лёк, и на своем пути встречал множество разных зверей.

Но чаще всего ему приходилось сталкиваться с дикобразом.

Заяц и дикобраз ладили друг с другом. Делить им было нечего, соперничать не из-за чего. Но однажды они попытались перехитрить один другого и едва не погибли.

Вот как это случилось.

Бежал Лёк на похороны своего родича и повстречал дикобраза.

— Пойдем со мною, — сказал ему заяц. — И путь мне покажется короче с добрым спутником, и будет с кем разделить поминальную трапезу, — я ведь близкий родич покойного.

Вообще-то дикобраз не очень общителен и при малейшей тревоге поднимает торчком свои острые иглы. Но предложение Лёка пришлось ему по душе. Заяц — такой же одинокий странник, как он, к тому же весельчак и шутник, — почему бы не пойти вместе с ним?

Дикобраз согласился, и отправились они дальше вдвоем.

Путь был неблизкий, и только к ночи приятели добрались до какой-то деревни. Тотчас им приготовили хижину для отдыха и ночлега.

Но когда жители деревни спросили, как их зовут, Лёк, к великому удивлению дикобраза, ответил:

— Моего спутника зовут Дикобраз, а меня — Чужестранец.

К ужину, по законам сенегальского гостеприимства, маленькая девочка принесла путникам блюдо дымящегося кускуса.

— Мама сказала, чтобы я угостила чужестранца, — сказала девочка.

— Прекрасно! — воскликнул заяц. — Это блюдо для меня! — И он жадно принялся за еду.

Через некоторое время другая девочка принесла еще более обильное и сочное угощение.

— Мама сказала, чтобы я подала это чужестранцу. И Лёк снова воскликнул:

— Это тоже для меня! Тут дикобраз ощетинился.

— Ты уверена, что это блюдо не для меня? — спросил он девочку.

— Мама сказала, что это для чужестранца.

Лишь тогда дикобраз сообразил, что заяц сыграл с ним злую шутку. Он сказал, что его зовут Чужестранец. По обычаю, все семьи в деревне посылали угощения чужестранцам. Но раз Лёк — Чужестранец, все угощения и достаются ему одному.

Однако дикобраз был не так-то прост и умел постоять за себя. Он не стал спорить с зайцем и лег спать натощак. Но задумал отомстить.

Лёк, однако, на этом не успокоился. Мало ему было, что он провел своего приятеля, он еще вздумал над ним посмеяться. И вот заяц с хитрым видом обратился к дикобразу:

— Бедный мой друг! Никак не могу понять, почему это все приносят только мне, а тебе ничего! Может быть, ты чем-нибудь обидел жителей этой деревни?

Но дикобраз свернулся клубком, как еж, сделал вид, что уже заснул, и ничего не ответил.

Лёк, отяжелевший от обильной еды, тоже скоро заснул, да так крепко, что даже собственный храп не мог его разбудить.

Но, едва Лёк заснул, дикобраз тихонько развернулся, взял мешок и палку зайца и исчез в темноте.

Он прокрался на поле, где росли бататы и маниока, и принялся выкапывать палкой самые крупные клубни, выковыривая и разбрасывая все остальные. Так он быстро наполнил мешок, а заодно наелся до отвала.

Затем так же осторожно дикобраз прокрался в хижину, положил мешок и палку Лёка на прежнее место, а сам преспокойно заснул. Да заснул так крепко, что даже храп зайца не мог его разбудить до самого утра.

На рассвете жители деревни отправились на поле и увидели, что почти весь их урожай погублен. Никогда еще такого не случалось в деревне! Страшное дело, ужасное злодеяние!

Тотчас собрались старейшины деревни, и самый мудрый из них сказал:

— Никто из нас не мог совершить подобного! Значит, это чужестранцы, которых мы приютили. Пойдем и спросим, выходили они этой ночью из хижины или нет.

Собрались жители деревни вокруг хижины, и старейшины вошли в нее.

Оба хитреца еще спали сладким сном. Разбудили их старейшины и сказали:

— Чужестранцы! Кто-то ночью опустошил паше поле. Мы ищем виновного, и поэтому обыскиваем все хижины подряд.

Дикобраз тут же принял обиженный вид и ответил возмущенно:

— Как вы можете обвинять путников, которых приняли по законам гостеприимства? Вы нас не уважаете, если думаете, что мы способны на такое. Обыщите хижину, если хотите, но я не останусь и минуты в такой негостеприимной деревне!

Деревенский вождь заколебался и хотел уж было уйти с извинениями, как вдруг заметил полный мешок Лёка и его палку, испачканную в земле.

— Чья эта палка и чей это мешок? — спросил он. — Признавайтесь!

— Это моя палка и мой мешок, — отозвался заяц Лёк.

— Хватайте его! — воскликнул вождь. — Вот неблагодарный, вот подлый вор!

И он с торжеством показал крестьянам палку Лёка со следами сырой земли и его мешок, полный свежих бататов.

Дикобраз тем временем вышел из хижины и, не дожидаясь расправы с Лёком, потихоньку выбрался из деревни.

Зайца потащили на главную площадь, не спрашивая, прав он или виноват, и поставили перед судом старейшин.

— Дать ему сто палок по заду! — присудили старейшины. — И пусть он навсегда покинет нашу деревню, если у него еще хватит сил бежать!

И вот растянули несчастного на земле и начали бить — плап-плап-плап!

Заяц Лёк верещал и стонал. Он давно уже понял, что дикобраз отомстил ему, и кричал:

— Это несправедливо, несправедливо! Дикобраз тоже должен получить хотя бы пятьдесят ударов. Он мой сообщник, и ему должна достаться половина наказания!

— Может быть, заяц прав, — сказал один из старейшин. — Но дикобраз уже далеко. Поэтому дадим зайцу еще сто ударов палкой по заднице за дикобраза. Потом заяц сможет вернуть каждый удар своему приятелю.

И снова — ток, ток и ток! Никогда еще в жизни заяц не испытывал такой боли и такого унижения…

Можете себе представить, каково было гордому, хитрому зайцу Лёку, когда жители деревни наконец отпустили его! Жалкий, избитый, униженный, он уже не знал, на каком он свете. Стоная и хромая, еле доплелся он до леса и залег в тени под кустом.

Но прошло всего несколько часов, и заяц Лёк отдышался.

— Ну, дорогой друг! — бормотал он. — Я буду не я, если не отомщу тебе!

Только мысль о сладкой мести и вернула ему силы.

Забыв о боли и об усталости, заяц догнал дикобраза. И окольным путем, скрываясь в кустах, даже перегнал его.

На перекрестке дорог работали кузнецы. Заяц Лёк остановился, перевел дух и сказал:

— Здравствуйте, друзья мои, кузнецы! Я тоже кузнец из далекой страны. Хочу вам сделать подарок, чтобы вы обо мне помнили с благодарностью.

— Благодарим тебя, благородный чужестранец! — ответили кузнецы. — Но где же твой подарок? У тебя ведь нет с собой никаких пожитков!

— Мой подмастерье идет за мной следом, — важно сказал заяц. — Он несет на спине стрелы, которые я для вас выковал. Возьмите их — это мой дар. А если он станет упрямиться, вырвите у него эти стрелы и скажите: "Лёк, твой хозяин, подарил нам все эти стрелы!"

Поблагодарили кузнецы зайца Лёка, и он отправился дальше.

Когда дикобраз дошел до перекрестка, кузнецы окликнули его и остановили.

— Вот и подмастерье! — воскликнули они, — Твой хозяин Лёк подарил нам стрелы, которые ты несешь на спине.

И как ни кричал дикобраз, как ни отбивался, кузнецы, умелые и сильные люди, вырвали у него из спины все колючие иглы. Бедный зверек остался голым и беззащитным.

Тут понял дикобраз, что это заяц Лёк отомстил ему. И решил, что не останется в долгу.

Тяжелые иглы уже не мешали дикобразу, и дальше он побежал быстрее. А заяц Лёк, избитый и усталый, тем временем прикорнул у дороги.

Дикобраз без игл был таким смешным и странным, что Лёк его не узнал. И пропустил дикобраза мимо, посмеиваясь над уродливым зверем.

А дикобраз, утратив свои острые иглы, не утратил, однако, остроты ума. Добежал он до деревни, где все жители были ткачами. Посмотрели ткачи на голого дикобраза, но никто его не узнал.

— Привет вам, друзья, — сказал голый дикобраз. — Мир вам и благоденствие!

— Мир тебе, — отозвались ткачи.

— Я ваш собрат из далекой страны, — продолжал дикобраз, — и хочу вам сделать подарок в знак моего уважения.

— Благодарим тебя, брат наш. Но какой ты нам можешь сделать подарок, если сам ты гол, как червяк?

— Следом за мной идет мой подмастерье и несет на голове две связки пряжи. Я дарю их вам. Возьмите, но только постарайтесь сразу оторвать, потому что я их крепко привязал к голове моего подмастерья, чтобы они не потерялись по дороге.

Обрадовались ткачи, поблагодарили дикобраза, и он спокойно побежал дальше…

Тем временем заяц Лёк отдышался и снова двинулся в путь. Зад у него болел, но мысль о том, что он славно отомстил дикобразу, утешала зайца. И вот, кряхтя и хихикая, добрел он до деревни ткачей. Но не успел и оглянуться, как ткачи окружили его со всех сторон и принялись дергать за прекрасные, длинные уши, которыми заяц Лёк так гордился!

И они оборвали ему уши!

Униженный, несчастный заяц опрометью промчался через всю деревню, стараясь не попадаться никому на глаза.

К вечеру он догнал своего врага-приятеля дикобраза. Голый, как червяк, тот дрожал от холода и страха. Заяц еле его узнал.

Посмотрели оба хитреца друг на друга и не смогли удержаться от смеха. Каждый был хорош!

— Бедный мой Лёк, — сказал дикобраз. — Вот к чему привели наши хитрости! Мы могли бы жить в мире и согласии, а вместо этого чуть не погубили друг друга.

— Твоя правда, — согласился заяц Лёк. — Оба мы оказались хитрецами и глупцами одновременно. Спрячемся-ка под этим кустом: я тебя согрею, а ты залижешь мои раны.

Но беда не ходит одна. Вдруг на дороге показались охотники из деревни кузнецов. У зайца больше не было длинных ушей, и он не услышал вовремя их приближения. Выкатился заяц охотникам прямо под ноги, и в него посыпались стрелы. Много стрел вонзилось в спину зайца! К счастью, ни одна не была смертельной, и он сумел удрать.

У дикобраза не было больше колючих иголок, и собаки едва его не разорвали. С большим трудом ускользнул он от злобных псов и укрылся в чьей-то пустой норе.

На рассвете дикобраз осторожно выбрался из норы. Неподалеку в кустах отыскал он зайца. Бедняга был весь утыкан стрелами и жалобно стонал.

Каково же было удивление дикобраза, когда он увидел, что все эти стрелы — его собственные иглы! Вытащил их дикобраз одну за другой и воткнул обратно себе в спину.

Теперь уже ничего не боясь, вернулся он в деревню ткачей и выкупил у них две связки пряжи — уши зайца. Ткачам такая пряжа была ни к чему, они отдали ее дикобразу почти задаром.

Больше месяца понадобилось двум хитрецам, чтобы выздороветь и снова обрести: дикобразу — свои колючие иглы, а зайцу — длинные чуткие уши.

Но с тех пор заяц Лёк и дикобраз никогда не ссорятся и не пытаются перехитрить друг друга.

И каждый из них бережет больше всего на свете — вы догадались что? Заяц — длинные чуткие уши, а дикобраз — колючие иглы.


 

Для ответа с цитированием необходимо
выделить часть текста исходной записи