Блог О пользователеbudara

Регистрация

 
ЯнварьФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрь
           
 

Мышиная напасть


Мышиная напасть

Меж пологих Иннфиртельских холмов посреди леса лежит маленькое Хольцестерское озеро, на берегу которого в давние времена жили графы Франкинги. То был гордый, храбрый и прямодушный род, и лишь последний Франкинг, с которым пресеклась мужская ветвь рода, оказался ужасным злодеем.

Едва завидев во дворе замка нищего, граф приказывал схватить его и бросить в башню, под житницы, где уже томились другие несчастные. Узникам не давали ни есть, ни пить, и они умирали голодной смертью. Их отчаянные вопли доносились даже до покоев графа.

А тот знай себе пирует со своими друзьями и соседями за столом, уставленным изысканными кушаньями, злорадно усмехается и приговаривает: "Слыхали, как пищат мыши в моих амбарах!" Гости почувствовали, что от такого ужаса им уже ни один кусок не идет в горло, встали со своих мест и в безмолвии покинули замок, чтобы никогда не возвращаться более.

Далее…

 

Как крестьянину приснился сон про мост через реку Цирлу


Как крестьянину приснился сон про мост через реку Цирлу

Трудно жилось одному крестьянину в Ринне, куда ни глянь — сплошь одни прорехи. И вот однажды был ему такой сон, будто он должен пойти на мост через Цирлу, и там он узнает что-то такое, за что потом всю жизнь будет благодарить судьбу. Тот же сон повторился и на следующую ночь. Странное дело, подумал он, и поведал про свой сон жене, а напоследок сказал:

— Кажется мне, что неспроста все это, схожу-ка я завтра на Цирлу и посмотрю, что делается на мосту.

Но жена заартачилась:

— Ишь, что вздумал! — закричала она. — Ты хочешь все бросить, стоптать башмаки и к тому же целый божий день лодырничать на мосту? Или у нас мало работы дома?

Далее…

 

Отважная служанка из Ваттензерской долины


Отважная служанка из Ваттензерской долины

По обе стороны Ваттензерской долины раскинулись высокогорные альпийские луга. Один из них, с левой стороны, назывался лугом Вотца.

Зимой здесь вместо хозяина-сыровара оставался домовничать трудолюбивый Казермандль — тоже сыровар, но из племени горных духов. Все ночи напролет в хижине пастуха стоял шум и гам, и лишь с приближением Рождества Казермандль утихомиривался. Когда с наступлением весны первый черный дрозд принимался распевать в близлежащих сосняках любовную песнь, Казермандль прощался с хижиной и до наступления осени его никто больше не видел.

Далее…